У войны не детское лицо

МОУ "СОШ имени Заика Л.Т."

п. Красный Октябрь

Варненского района

Челябинской области

 

У войны не детское лицо

  Презентация "Дети оккупированных территорий"

 

Я, Кривуценко Анна, ученица 8  класса МОУ СОШ им. Заика Л.Т. п. Красный Октябрь  представлю проект «Детство, опаленное войной»

  Номинация

«У ВОЙНЫ НЕ ДЕТСКОЕ ЛИЦО»

(дети оккупированных территорий)

 

    Много разных потрясений пережило человечество в XX веке. Но такого ужаса, что принесло народам фашистское нашествие, ещё не знала история.

Великое истребление народов, великая бойня, каких ещё не знал мир. Наш народ назвал эту священную войну Великой Отечественной. Защищать Отечество поднялись стар и млад.

 

Тот самый длинный день в году
С его безоблачной погодой
Нам выдал общую беду
Одну на всех, на все четыре года.

Она такой вдавила след
И стольких наземь положила,
Что двадцать лет
И тридцать лет
Живым не верится, что живы.
                                 К.Симонов

 

    Горькую чашу пришлось испить в годы войны и детям.  У целого поколения, рожденного с 1928 по 1945 год, украли детство.

 

    Послушайте рассказ БЕРЕЗИНОЙ НИНЫ АКИМОВНЫ, которая делится своими воспоминаниями о детстве, проведенном в немецкой оккупации в Брянской области.

 

  Березина Нина Акимовна

 

     Родилась в 1937 году в Брянской области. В 1941 году, когда фашисты заняли мою деревню, они, конечно, жителей выгнали из своих домов. В нашем доме  был немецкий штаб. Мы, мать и четверо детей, жили в погребе. Отец был на фронте. Осенью 41-го умерла мать. С детьми осталась бабушка. Через год и она умерла. Заботился о младших старший брат 30-го года рождения (было ему 12 лет), 10 лет сестре, мне 5 лет и еще трёхлетний братишка. Днём уходили в лес, ночью прятались в погребе. В лесу были партизаны, от них узнавали новости. Летом легче найти еду, ели всё, что растёт – ягоды, грибы, траву разную: крапиву, лебеду, листья липы. Зимой тяжелее. Маленького пошлём к немцам, он не понимал, года 3 было. Немцы заставят его плясать, хлеба нам несёт, иногда масло. Немцев прогнали в 43-м. Перед уходом немцев всю ночь бомбили, вся деревня сгорела, но люди плакали от радости, что немцев отогнали. Было страшно, когда бомбили, стреляли, даже в погреб залетела пуля, сыну крёстной попала в ногу.

     Нас с младшим братишкой отдали в детский дом. Были там до 47-го года. Одевать, обувать было нечего. В школе парт не было. Сидели на половиках, учитель просто читал, мы слушали, не писали, не читали сами. Отец ещё воевал (с Японией), был ранен, долго лежал в госпитале. Когда пришёл, брат забрал нас из детдома. Помню хорошо, как он по очереди нёс нас с братишкой на руках. Построили дом, одни стены, без окон, без пола. Работали в колхозе: навоз возили, свиней, овец по очереди пасли – всё, что скажет бригадир. Постарше стала – лён мяла, жала. В школу пошла в 11 лет и проучилась только 3 года, потому что школа была за 5 километров. Не было обуви, одежды – зимой не в чем было ходить.

    На Урал приехала к старшему брату (он после службы в армии поехал на целину), чтобы прожить. Здесь вышла замуж и осталась навсегда. С мужем прожили почти 52 года.

    Часть того, что видела и пережила я, конечно, забыла, но многое ещё осталось в моей памяти. Отчётливо сидят в голове грубые немецкие слова «Хальт» и «Хенде хох». Не хочу войны! Будь она проклята!

 

***

 

Когда была война, меня ещё не было на свете, не было и моих родителей, зато моя бабушка знает о той войне не понаслышке. Я иду к ней с расспросами: «Бабушка, а как было, когда была война?..»

Она откладывает в сторону вязание, берёт старый альбом с фотографиями и вспоминает, а передо мной встают картины её жизни. Вся её жизнь в те суровые годы промелькнула у меня перед глазами.

 

В войну моя бабушка, КРИВУЦЕНКО ЛЮБОВЬ АЛЕКСЕЕВНА, проживала в деревне Кадомка Киевской области. В то время ей было всего три года, но в памяти её прочно засели воспоминания о тех днях.

 

  Кривуценко Любовь Алексеевна

 

 Под оккупацией немцев провели полтора года. Жили все в погребах, а в домах находились немцы. Перед наступлением на немцев Красной Армии всех жителей деревни гнали в плен в сторону Германии, шли семь километров. При остановке на ночь разгоняли пленных по домам, находившимся рядом. Ночью, когда немцы ушли, бойцы Красной Армии освободили пленных и увели их обратно в деревню.

Деревня, в которой они жили, почти вся была сожжена. А дом их уцелел благодаря её крёстному,  чудом не попавшему в плен. Он тушил те места дома, которые загорались. Люди строили себе кто землянку, кто дом.

После окончания войны тоже был холод, голод. И в январе 1944 года пришло известие, что их отец пропал без вести. Остались в семье мать и трое детей: десяти, семи и четырёх лет.

В 1947 году все вставали на ноги. Постепенно стали выращивать овощи, потому что во время войны немцы забрали всё: и хозяйство, и продукты. Люди, особенно дети, собирали колоски, несли на мельницу, а потом продавали на базаре. На эти деньги покупали вещи в школу

После окончания школы (в четырнадцать лет) шли работать.

Шли годы, бабушка росла без отца.

 

    Многие люди, которые были детьми в то нелёгкое время, вспоминают о войне со слезами на глазах. И действительно, мы можем только представлять войну по воспоминаниям этих удивительных и дорогих нам людей. Мы должны помнить их, откликаться на помощь, если она им понадобится.

    Наша работа по данной теме не завершена, планируется дальнейший сбор материалов и воспоминаний по теме: «Дети и война» . Мы не имеем права забывать о войне. Война - зло. Эту мысль повторяли все женщины, с которыми мы разговаривали. Как раз воспоминания – доказательство тому, что война не нужна ни взрослым, ни детям. Мы  приняли эстафету передачи информации живых свидетелей Великой Отечественной войны для передачи другим поколениям.

 

***

 

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ РАНЧИНОЙ ГАЛИНЫ ГЕОРГИЕВНЫ

    Когда началась война отец, Ковешников Георгий Иванович, ушёл на фронт, вместе с ним были призваны братья Алексей  и Тарас. Галина с мамой и младшими сёстрами жили в с.Городище. Ей, старшей, было 4 года, сестрёнке 2,5 года и третья девочка родилась в октябре 41-го. Никакого отпуска по уходу за ребенком тогда не было, мама работала, как и все. Днем она иногда забегала домой, проведать детей. А в остальное время за сестренкой по очереди присматривали старшие. Чтобы она не плакала от голода, они делали «соску»: в тряпочку заворачивали хлебный мякиш, завязывали узелок и давали ей сосать.

    Всё, что помнит Галина о тех нелегких годах, -  это постоянное чувство голода и ожидание известий  от отца. Спасала природа - ели всё, что можно жевать: кислятку, паслёны, ягоды. Сушили вишню. Спасала корова, но  молока почти не доставалось – сдавали, был план.

    В школу пошла в 44 году. 4 года училась в Городище, потом в Катенино. Хорошо запомнила учительницу Анну Александровну Крылову. Тетрадей не было. Писали на обоях (тогда называли шпалеры). Разрезали, разлиновывали. Писали сначала карандашом (2 четверти), потом чернилами, ручкой с пером. (Из чего делали чернила, не помнит). В школу добирались пешком, иногда на быках. Носили обычно то, что перешивали из старого.  Как-то после весенних каникул повезли в школу на тракторе на бочках. Когда переезжали через реку, бочки поплыли, и дети упали в холодную воду. Ребят вытащили, а мешок с продуктами и одеждой уплыл. Нашли только летом, одежонка вся сгнила.

    В марте 44-го получили известие, что отец пропал без вести. Пришлось маме одной  поднимать троих детей. Работала на 2-х работах: секретарем сельского совета и в колхозе: на весовой, учетчиком. Уходила темно и приходила темно. Дети сами выживали как могли: варили затируху, галушки, делали кизяк, чтобы зимой топить. Подросли – на сенокос на быках. Вставали рано, ребятишки, пока ехали, дремали, женщины пели. Жарко, сено пыльное, вручную копнили.

    Дети есть дети. Несмотря на трудности, оставалось время для игры. По праздникам играли в лапту, в третий лишний, зимой – в городки.

    Новости о Победе пришли в деревню без опоздания. Это был незабываемый день. День Победы! Казалось, начнется новая, прекрасная жизнь. А детство уже как-то и закончилось.

 

Мне на веку запомнилось немало.

И только детство вспомнить не могу:

Его война, как стебелёк сломала

Июньским днём за речкой на лугу

 

    «Никто не забыт, ничто не забыто…» – пусть эта замечательная традиция нашего народа станет традицией и вашей жизни. Пусть светлая память о павших соединится с готовностью беречь и защищать нашу великую Родину. Пусть жизнь детей военной поры послужит для вас примером того, как нужно жить, любить Родину, учиться и трудиться на благо своей страны.

 

***

 

   Моя бабушка,  Пащенко (до замужества Богачёва) Валентина Георгиевна, родилась в 1934 году.

За три месяца до начала Великой Отечественной войны она с родителями приехала в Ленинград из Новосибирска, чтобы ехать в Латвию по работе её отца – Богачёва Георгия Васильевича (железнодорожника). Но сразу уехать не смогли. Уехал только отец.  Её маму  Марию Евдокимовну  с двумя детьми (Валей и Юрой, он на 4 года был младше) эвакуировали в г. Сталинск Кемеровской области. Везли их только ночью последним поездом из Ленинграда через Ладогу  40 дней в товарном вагоне. Привезли в рабочий посёлок (лесосплавщиков) Отражатель  на берегу реки Томь. Поселили в бараке.

   Первого сентября 1941 года она пошла в школу в первый класс. Из посёлка Отражатель летом на лодках детей перевозили на другой берег реки Томь в г. Сталинск (ныне Новокузнецк). Зимой три километра по льду без взрослых ученики ходили в школу. Однажды за ними гнались волки, и все ребята вернулись домой. Писали они на старых газетах и журналах перьевыми ручками. Чернила делали сами из сажи, наливали их в непроливашки (чернильницы такие).

   Питались очень плохо. Весной собирали мороженый картофель и из него  пекли лепёшки и оладьи. Летом собирали разные травы и жарили их, а ещё жарили жмых из хлопка (почти как жареная вата).  Она с братом ходила  по сёлам и просила милостыню. Меняли маленькие вещи на продукты: брюкву, свёклу, морковь. За швейную машинку « Зингер» им дали ведро картофеля. Это был праздник.

   Вместе с взрослыми бабушку и её сверстников посылали от школы полоть свёклу, просо. Давали норму, и все должны были её выполнить. Около дома тоже сеяли несколько соток  проса. Потом сами скашивали и обмолачивали цепами. Свободного времени, конечно же, у них, детей войны, не было.

   О ходе войны жители посёлка узнавали из громкоговорителя, который висел на улице, его называли – тарелка. О ПОБЕДЕ тоже узнали из громкоговорителя. Всех жителей рабочего посёлка перевезли на украшенных лодках в г. Сталинск. Здесь на площади объявили об окончании войны. Все люди стали радоваться, и началось веселье.

После окончания войны из госпиталя вернулся бабушкин отец, и они стали жить лучше.

                                                          Щелконогова Ирина, ученица 9 класса

 

Дата последнего обновления страницы 27.07.2020
Сайт создан по технологии «Конструктор сайтов e-Publish»